Один из лучших Форекс-брокеров – компания «HYCM». Входит в состав корпорации «Henyep Group», основанной в 1977-м году. В настоящее время абсолютно легально предоставляет услуги трейдерам в различных юрисдикциях, действуя на основании лицензий от «FCA», «CySEC», «DFSA» и «CIMA».

ГлавнаяОбучениеБиблиотека трейдераТони Тернер. Краткосрочный трейдинг на фондовом рынке — От взлета до падения – один шаг

От взлета до падения – один шаг

Разрастающийся Интернет породил десятки доткомов. Они «акционировались», т.е. выпускали в свободную продажу свои акции, со скоростью света. Взволнованные американцы открывали онлайн всё новые брокерские счета и радостно покупали любые акции высокотехнологичных компаний, которые котировались на NASDAQ. Многие из этих выпусков по крутой траектории взлетали до опьяняющих высот со скоростью 20-30 и более пунктов в день.

Сумасшествие распространялось, и люди бросали работу, чтобы становиться дневными трейдерами. Дотоле спокойные инвесторы прилипали к экранам своих компьютеров. Фондовый рынок и его ежедневные колебания вскоре охватили все сферы жизни. Действительно, с вопроса «Что произойдет сегодня на рынке?» в то время начинались многие утренние телепередачи.


Важно: актуальная возможность выиграть $40–$250 реальных (не бонусных) средств в конкурсе на демо-счетах.


Амбициозные руководители компаний вскоре поняли, что «акционерная стоимость» имеет большее значение, чем хорошо управляемое предприятие. Высокие зарплаты – приправленные щедрыми опционами на акции – потекли в карманы оборотистых менеджеров в костюмах от Армани, которые смогли загнать вверх цены акций своих компаний. Бурный рост цен породил множество слияний и бум расходов, а многие работники компаний предпочитали получать заработную плату не деньгами, а опционами на акции.

Наступила осень 1999 г., и мы было подумали, что веселье это никогда не кончится.

Представители новейшей глобальной культуры, такие как Amazon, com и Yahoo!, хвастали отсутствием доходов как знаками отличия. И действительно, Мэри Микер, известный аналитик из Morgan Stanley, неоднократно писала в своих отчетах, что «в наши дни понятие “оценка” определяется двумя словами: “бычий рынок”».

Технические аналитики рынка, зная, что толпа с радостью растерзает любого вестника, который промолвит: «Ничто не растет вечно», с подлинным стоицизмом угрюмо разглядывали сквозь очки графики и по большей части держали свои подозрения при себе.

И если озабоченному бормотанию немногих старых ворчунов удавалось прервать нашу эйфорию, мы затыкали им рот речами о новой экономике. Мы обалдели от прибылей, которыми осыпал нас рынок.

Разъезжая в своих новых «порше» с индивидуальными номерами типа QCOM, мы упустили из виду, что промышленно развитая экономика не только расширяется, но и сжимается. Мы игнорировали тот факт, что вся эта наша вселенная двигается в естественных циклах действия и противодействия. И то, что поднимается... должно неизбежно упасть.

Когда в ворота постучался 2000 г., американский фондовый рынок взлетел на новые максимумы. Всюду царила эйфория.

Затем неизвестно откуда появился кредитор. Он презрительно усмехнулся и потребовал расчета.

Начиная с февраля и на протяжении всего 2000 г. бычий рынок, который создал наш потрясающий «эффект изобилия», бесцеремонно отобрал это изобилие, вогнав в ступор акционеров. Акции высокотехнологичных компаний рухнули со своих величественных высот и перешли в свободное падение. Доткомы превратились в дотбомбы, и их прах разносился ветрами, рассеиваясь без следа.

Акции высокотехнологичных компаний стали не единственными жертвами. Совершенно ошалев, мы смотрели, как наши традиционные недооцененные акции – рекомендуемые крупными брокерскими фирмами для активной покупки – съеживались до незначительной части своей прежней стоимости.

Когда пришел 2001 г., мы молились, чтобы этот кошмар прекратился. Но этого не произошло. Как Шалтай-Болтай, рынок продолжил свое «великое падение», и никакая королевская конница (политики), и никакая королевская рать (Гринспен и компания) не может эту экономику собрать.

К марту 2001 г. экономика начала сползать в рецессию. На полках у производителей стали скапливаться излишки продукции. Компании практически не могли увеличить объем продаж или заставить цены на продукцию повыситься.

Трагические события 11 сентября 2001 г. потрясли нашу страну до основания. Как это ни удивительно, но после вполне понятной распродажи, отбросившей главные индексы на медвежью территорию, фондовый рынок в октябре существенно вырос и продолжил штурмовать новые высоты в январе 2002 г.

И только наша отважная, несгибаемая страна вновь встала на ноги, как хьюстонская энергетическая компания под названием Enron, звезда рынка и масс-медиа, обрушилась под тяжестью бухгалтерских злоупотреблений и фальшивых сделок. Следом отправилась ее аудиторская фирма Arthur Andersen. Затем два крупнейших банка страны, Citigroup и J.Р. Morgan Chase, попали под расследование властей в связи с обвинениями в содействии некоторым сомнительным сделкам Enron.

Далее K-Mart, огромная розничная сеть и торговый дом всеамериканских распродаж со скидкой под символом «Голубого фонаря», объявила, в соответствии со статьей 11 Закона США о банкротстве, о реорганизации вследствие банкротства. Сразу же за ней WorldCom, одна из наиболее успешных в стране телефонных компаний междугородной связи, призналась в бухгалтерском мошенничестве на миллиарды долларов.

Быстрый и яростный эффект домино прокатился по стране. Один за другим гиганты экономики свергались со своих пьедесталов, задерживаясь лишь для того, чтобы их успели заснять голодные на сенсации команды телевизионщиков. Председатель совета директоров Tyco International Деннис Козловски подал в отставку после обвинения в уклонении от налогов. Merrill Lynch пришлось согласиться с неприятными обвинениями в подтасовке данных ее аналитиками. А основатели компании кабельного телевидения Adelphia Communications предстали в новостях закованными в наручники.

Весна растаяла, превратившись в летнюю июньскую жару, и бывший управляющий биотехнологической компанией ImClone Сэм Вэксел был арестован за торговлю на основе инсайдерской информации. Но по-настоящему страну поразило то, что приятельница Вэксела Марта Стюарт была обвинена в результате расследования SEC в связи с продажей своего пакета акций ImClone.

Как могла любимица всех американских семей и сердец, богиня «покрывал ручной вязки», задурить нам голову и скрыть сомнительные операции с акциями? Боже всемогущий! Неужели у каждого в шкафу найдутся страшные скелеты?

Законодатели и SEC предприняли быстрые действия по налоговой реформе. В разгар удушливого июля стал законом Акт Сарбейнса – Оксли. Он ввел законодательные изменения в правила управления корпорациями и финансовой практики, а также установил новые правила для «защиты инвесторов путем повышения точности и надежности раскрытия информации компанией в соответствии с законами о ценных бумагах». Генеральные директора теперь обязаны собственноручно подписывать финансовые отчеты, публикуемые их компаниями, и подтверждать тем самым их точность.

Когда 2002 г. вступил в осень, SEC продолжила чистку корпоративных прохвостов и всех тех, кто злоупотреблял своими финансовыми обязанностями.

Октябрь увлек Dow и NASDAQ на новые минимумы. Но прежде чем он завершился, послышался топот копыт. Быки возвращались! Они ворвались на рынок и вскоре отбросили большинство рычащих медведей обратно в пещеры.

Очень медленно... очень осторожно... мы начали снова дышать.

Содержание Далее  

Яндекс.Метрика

Бонусное предложение от одного из лучших Форекс-брокеров – компании «RoboForex»